Borgy&Bes
Интерактивная роботическая нейроинсталляция 2016-2018

Организаторы:

Laboratoria Art&Science Foundation

Куратор:

Дарья Пархоменко

Художник:

Томас Фойерштайн (Австрия)

Научные консультанты:
Нейро-команда (iPavlov, МФТИ):
Михаил Бурцев, к.ф.-м.н., руководитель лаборатории нейронных сетей и глубокого обучения МФТИ, руководитель проекта iPavlov (руководитель команды)
Иван Скороходов (стилизация речи)
Денис Смирнов (синтез голосов)

Команда по робототехнике (НИЦ “Курчатовский институт”):
Валерий Карпов, к.т.н., начальник лаборатории робототехники НИЦ “Курчатовский институт” (руководитель команды)
Максим Ровбо (программирование)
Иван Абаимов, Валерий Карпов (мехатроника)

Команда программирования серверной части (Moscow Tech Production):
Анна Егорова, Сергей Федющенк

Партнер проекта:

История создания проекта

Роботизированная нейроинсталляция «Borgy&Bes» была реализована на базе Laboratoria, которое обеспечило междисциплинарное сотрудничесто австрийского художника Томаса Фойерштайна и российских ученых: доктора наук Валерия Карпова и его команды робототехников из Курчатовского института и доктора наук Михаила Бурцева и его коллег из лаборатории нейронных сетей и глубокого обучения МФТИ и проекта iPavlov. От начала проекта до конечной версии прошло два года (2016-2018 годы).

Методология внедрения

В октябре 2016 года LABORATORIA в рамках программы «Инкубатор» инициировал знакомство Томаса Фойерштайна и ученых, занимающихся нейронными сетями и машинным обучением. LABORATORIA пригласила Томаса в Москву, организовывает посещения в научные лаборатории и брейнстормы с учеными, программистами и разработчиками. У Томаса рождается идея создать гибридные существа, которые предвещают эпоху диалога с ИИ. В феврале и апреле 2017 года LABORATORIA проводит следующую серию брейнштормов с участием ученых Курчатовского института и Московского Центра исследования сознания для дальнейшего развития и технического воплощения проекта.

Результатом сотрудничества художника и ученых является проект “Чай для Кириллова”, который состоит из трех частей. Инсталляция Borgy&Bes, одна из частей трилогии, была полностью создана в LABORATORIA. Проект “Чай для Кириллова” был представлен как часть большой международной выставки «Daemons in the Machine» в Московском музее современного искусства (ММОМА) в 2018 году. Выставку предваряла международная художественно-научная конференция «Daemons in the Machine. Предвосхищая искусственный интеллект», на которой обсуждались применение передовых технологий машинного обучения и ИИ в современном искусстве.

В 2019 году инсталляция «Borgy&Bes» участвовала в международной выставке «Cybernetiс Сonsciousness» в Сан-Пауло, Бразилия (2019).

Steps of work

2016 год:
первый приезд Томаса в Москву, знакомство с лаботарориями, брейнстормы с учеными, появление основной идеи художественного проекта

2017 год:
второй приезд Томаса в Москву, брейнстормы с учеными, разработка научной составляющей проекта Borgy&Bes, техническое воплощение.

2018 год:
выставка «Daemons in the Machine» в ММОМА, художественно-научная конференция «Daemons in the Machine. Предвосхищая искусственный интеллект»

Художественная концепция

Трилогия “Чай для Кириллова” рассказывает историю посредством разнообразных медиумов: скульптур и технологизированных объектов, звуковых инсталляций – сгенерированных онлайн разговоров. Художника Томаса Фойерштайна очень интересует герой романа Достоевского «Бесы» — инженер Кириллов, который совершает самоубийство, чтобы провести эксперимент и доказать наличие собственной воли. «Чай для Кириллова» задумана как виртуальное возрождение инженера, личность которого превращается в алгоритмические процессы и начинает существовать в другой реальности.

Зал I – это встреча зрителя с виртуальным персонажем Инженером. Инсталляция представляет собой рабочий кабинет Кириллова, наполненный сотнями фотографий, диаграмм и таблиц, отражающих культурно-исторический спектр от античных мифов о творении до искусственной жизни и искусственного интеллекта.
Зал II – это темная комната, метафора подсознания сети, лабиринт из сотен проводов, которые соединяют между собой контрольные панели, регуляторы и мониторы.
Зал III – это ослепительно белая комната, где зрителя встречают два роботизированных хирургических светильника Borgy&Bes.

Подробнее про трилогию «Чай для Кириллова» в разделе выставки «Демоны в машине».

Borgy&Bes

В постапокалиптическом мире будущего две старинные хирургические лампы превратились в роботизированных кибернетических существ — Borgy и Bes. Они движутся, беседуют, шепчутся, спорят друг с другом. Они обсуждают современные новости и проблемы, которые узнают в режиме реального времени из интернета, но переводят их на язык произведений Ф. М. Достоевского. Людей они скорее сторонятся — им интереснее беседовать друг с другом. Граница между искусственным разумом и человеческим стирается: эти гибридные существа одержимы демонами сетевых голосов и программных протоколов и предвещают эпоху диалога с искусственным интеллектом.

Название «Борги и Бес» отсылает к опере Джорджа Гершвина, но, с другой стороны, Борги означает «киборг», а «Бес» означает русское слово «демон» и отсылает к «Бесам» Достоевского. Инсталляция посвящена «демонам», но художник Томас Фойерштайн предостерегает зрителей от однобокой религиозной и негативной трактовки слова «демон». В программировании «демонами» традиционно называют автономные процессы в интернете, в компьютерах и телефонах. Возможно, в будущем они будут наделены сознанием, правами и превратятся из объекта в субъект. Художник предлагает подумать нам о том, что нас ждет, каким будет мир с другими существами-демонами (роботами с искусственным интеллектом), обладающими сознанием.

С концепцией выставки тесно связан роман Достоевского «Бесы». Герои романа Достоевского, как сам автор и другие писатели середины XIX века, находятся на пороге нового, в самом начале старта научно-технической революции, которой суждено полностью изменить окружающий мир, они одновременно с опасением и предвкушением смотрят в будущее. Так же, как и мы в наши дни — во времена невероятно быстрого развития биотехнологий и искусственного интеллекта.

«У двух автономных ламп нет органов чувств, только кабель, подключенный к интернету. У них нет ни глаз, ни ушей, нет рук и нет ног, чтобы прогуляться. Они только потребляют информацию, но они обучены, они – редакторы 19го века, потому что текст, к которому отсылает эта работа, это «Бесы» Достоевского. Всё, что они знают, все слова – из 19го века. Но между 19м и 21м веками есть большая дистанция. Это делает инсталляцию важной для меня, потому что ситуация, в которой мы сейчас живем, очень похожая. Мы живем в подвешенном состоянии, между старым и новым миром. Достоевский и другие писатели 19 века тоже жили во время перемен, на стыке времен. Достоевский писал о революции и больших социальных изменениях. Это книги о людях, живших в эпоху перемен, они чувствовали, что грядет что-то совершенно новое – новые жизненные условия, новые технологические возможности. Мы тоже живем одновременно в старом скептическом мире 20 века, но чувствуем, что наступают изменения из-за машин. Через несколько лет мы, может быть, даже не сможем ответить на вопрос, с кем мы говорим – с человеком или машиной?»

Научная значимость
Borgy&Bes

Две роботизированные лампы Borgy & Bes ведут беседу на языке 19 века о современных новостях. Это два автономных живых объекта со своей моделью поведения, повадками и привычками.

В работе инсталляции можно выделить следующие составляющие:

  1. Движение: непрерывное и свободное, меняется в зависимости от настроения/эмоциональной окраски произносимого текста
  2. Голос: у каждой лампы свой, голоса андрогинны (не мужские и не женские).
  3. Разговор: текст стилизуется под язык 19 века, в нем выделяется эмоциональная окраска для того, чтобы синхронизироваться с лампами

За речевое поведение Borgy и Bes отвечают специально обученная искусственная нейросеть и синтезированные голоса, которые разрабатывала лаборатория нейронных сетей и глубокого обучения МФТИ во главе с Михаилом Бурцевым, которая занимается реализацией проектов по созданию разговорного интеллекта диалоговых систем.

Стилизация текста — процесс несложный, при достаточно большой выборке нейтральный текст можно стилизовать под уличный жаргон, сделать его официально-деловым, подростковым, каким угодно. Но обсуждение текущих новостей на языке XIX века, т.е. перенос стиля с одного содержания на другое — проблема пока нерешенная. В задачи разработчиков входило научить машины поддерживать диалог на заданную тему, анализировать тональность сообщения и, в зависимости от эмоциональной окраски новости, реагировать определенным образом и менять свое поведение.Созданием систем управления и анимированием независимых сущностей занималась лаборатория робототехники Курчатовского института во главе с Валерием Карповым. Робототехники заложили в героев инсталляции зачатки индивидуальности: как и у живых существ, у них есть потребности в общении, отдыхе, безопасности, любви. Они движутся, стремясь их удовлетворить. Роботы эмоционально реагируют на поступающую информацию: вздрагивают от травмирующих новостей и уклоняются от любопытствующих посетителей.За хореографию их движений отвечает система актуаторов. Датчики считывают все внешние сигналы. Borgy&Bes «чувствуют», когда рядом находится человек, и могут, например, испугаться. Когда рядом с ними кто-то появляется, лампы довольно быстро меняют свое поведение.

Биография художника

Томас Фойерштайн — австрийский художник, получил докторскую степень в области искусства и философии в Университете Инсбрука. В профессиональной биографии Томаса более 40 персональных выставок в Берлине, Вене, Шанхае и других городах, включая знаменитые проекты CANDYLAB (2012), FUTUR II (2013), PSYCHOPROSA (2015) и PROMETHEUS (2017).

В своей творческой работе исследует границу между прикладной и теоретической наукой. Свой метод работы называет «концептуальным рассказом». Томас нескольких десятилетий работает с технологиями и давно интересуется искусственным интеллектом. Технологии для него не предмет, а средство выражения и воплощения фантазий и идей. Его проекты пронизаны знаниями из разных сфер — от философии, истории искусства и литературы до биотехнологий, экономики и политики. Истории, которые он рассказывает в своих работах, исследуют взаимодействие между индивидуальным и социальным, эстетически трансформируют исследование в молекулярные скульптуры. Он часто фокусируется на взаимосвязях вербальных и визуальных элементов, так же как и искусства и науки.

    
Поддержать нас