Daemons in the
machine
5 октября –11 ноября 2018
ММОМА Петровка, 25, Москва

Организаторы:
Правительство Москвы
Департамент культуры города Москвы
Московский музей современного искусства
LABORATORIA Art&Science Foundation

 

Куратор:
Дарья Пархоменко

Художники:
Мемо Актен (Великобритания)
Дмитрий Каварга (Россия)
Егор Крафт (Россия)
Куда бегут собаки (Россия)
Джон Маккормак (Австралия)
Эрик Матрай (Венгрия)
Елена Никоноле (Россия)
Томас Фойерштайн (Австрия)
Жюстин Эмар (Франция)
::vtol:: (Россия)

Партнер проекта:
При поддержке:
Научные партнеры:

«Любая достаточно развитая технология
неотличима от магии»
Артур Кларк

Каждому времени свои демоны: своевольные древнегреческие «даймоны»-вдохновители, духи, ангелы и бесы монотеистических религий, искусственные интеллекты ближайшего будущего. Теперь «демоны» (daemons) это также и рутинные процессы операционных систем.

Сегодня наше магическое мышление обращено на цифровые процессы, которые стали «второй природой» человека: мы одушевляем их, населяем их сверхожиданиями и сверхстрахами, пытаемся описать при помощи новых мифов. Художники ищут язык, на котором можно «заговорить» новых демонов или заговорить с ними на языке машин, нейросетей и электросхем.

Рози Брайдотти, одна из главных теоретиков постгуманизма, считает, что зое (zoé), витальная жизненная сила, присуща как человеку, так и другим видам материи, в том числе техническим объектам. ИИ оказывается постгуманистическим субъектом, состоящим из механических и цифровых элементов.

Философ Алексей Гринбаум указывает на сходство между интеллектуальными системами современного мира и иудейскими ангелами, автономными сущностями, служащими заранее заявленной цели. Будут ли искусственные нейронные сети так же служить современному обществу, как ангелы Богу? Невидимые, призрачные и все более автономные сущности — технологические слуги современного общества, обеспечивающие его бесперебойное функционирование. Они объединяют в себе аспекты мифа, политики, науки и технологии. Даймоны-советники древних греков становятся полуавтономными рабочими, стражами и наблюдателями современного мира.

Появление разумного демона — сильного искусственного интеллекта (ИИ) — еще впереди. Возможно, это такой же мифический объект, как и разрешающий все проблемы мироздания «Мозг Эйнштейна» в интерпретации Ролана Барта. Миф о машинном интеллекте увлекает и ученых, и актуальных художников, ведь появление сильного ИИ будет означать не только изменение повседневной жизни, но и фундаментальную трансформацию самого понятия о человеке, творчестве и сознании.

Если сильный искусственный интеллект возможен, то сможем ли мы понять, что мы уже находимся в «дивном новом мире», или же к моменту технологической сингулярности настолько сольемся со второй природой, что будем уже неотделимы от ее эволюции?

Новая технологическая революция может оказаться самой радикальной в истории человечества, и поэтому Фонд Laboratoria Art & Science к своему десятилетию создал выставку, посвященную художественному осмыслению ИИ. Большая часть представленных проектов произведена специально для выставки в условиях тесного сотрудничества художников, ученых и инженеров.

Участники выставки делают современных демонов своими инструментами, осмысляют, подвергают критике, обучают их, ведут с ними диалог. Система искусственного интеллекта становится новой художественной формой.

Произведения

Томас Фойерштайн (Австрия)

Проект «Чай для Кириллова», 2018 

Проект создан специально для LABORATORIA Art&Science Foundation

При поддержке Лаборатории Касперского 

Художник рассказывает историю на грани спекулятивной фантастики и хоррора. Она ведет зрителя в глубины постгуманизма, в которых человек, его тело, мышление и действия подвергаются фундаментальной трансформации. Человек больше не одинок: он всегда окружен биотехнологическими и цифровыми расширениями и автономными существами, которые раздвигают и размывают границы человеческого. Название «Чай для Кириллова» отсылает к герою романа «Бесы» Ф. М. Достоевского, инженеру Кириллову. Он одержим вопросами о свободе воли, желании и предопределении. В этом художественном проекте Кириллов обретает виртуальную жизнь и продолжает свои поиски свободы, идентичности и себя. Кириллов становится анимистическим духом, живущим во всех вещах, становится частью интернета вещей. В эпоху цифровой тотальности, искусственного интеллекта размышления Достоевского об изменениях в обществе и человеке снова становятся актуальными. 

Проект «Чай для Кириллова» состоит из трех частей: «Комната управляющего», «Темная комната» и Borgy&Bes.

Комната управляющего

Томас Фойерштайн (Австрия) 
Комната управляющего 
Интерактивная роботизированная инсталляция, 2018
Часть проекта «Чай для Кириллова», 2018

История начинается со встречи с виртуальным персонажем — Кирилловым — в его рабочем кабинете. Эта виртуальная сущность проверяет на себе шопенгауэровское утверждение, что человек может действовать согласно своей воле, но не может управлять своей волей. Электронные сети снабжают его данными, в которых он все больше и больше запутывается, пока наконец различие между ним и окружающим его техномиром не исчезает. Сотни фотографий, диаграмм и таблиц покрывают стены зала, отражая культурную историю взаимодействия человека с технологией, от античных мифов о творении до искусственной жизни и искусственного интеллекта. Материально Инженер в комнате отсутствует, но на мониторе камеры видеонаблюдения посетитель видит себя в комнате вместе с Кирилловым, который работает за своим столом. Ящики стола открываются и закрываются, как бы движимые невидимой рукой, пар поднимается из чашки с горячим чаем. Автономный механизм визуализирует данные из сети, двигаясь в ритме информационного потока. Зритель ощущает присутствие технологического Другого в реальном времени. 

Темная комната

Томас Фойерштайн (Австрия) 
Анимированные объекты, 2007-2018
Часть проекта «Чай для Кириллова», 2018

Посетитель попадает в затемненное пространство. Это лабиринт из сотен проводов, которые соединяют между собой странные объекты, состоящие из контрольных панелей, регуляторов и мониторов. С помощью систем мониторинга хакерская активность (кибератаки, боты и т. п.) наполняет эти объекты жизнью: они вибрируют и издают глубокие басовые звуки. Это подсознание сети: тот «черный ящик», в котором происходят невидимые и непонятные обычному пользователю процессы-«демоны», обеспечивающие жизнь системы. 

Borgy & Bes

Томас Фойерштайн (Австрия) 
Интерактивная роботическая нейроинсталляция, 2018
Часть проекта «Чай для Кириллова», 2018

В постапокалиптическом мире будущего две старинные хирургические лампы превратились в роботизированных кибернетических существ — Borgy (от Cyborg) и Bes (от «Бесов» Достоевского). Они движутся, беседуют, шепчутся, спорят друг с другом. Они обсуждают современные новости и проблемы, которые узнают в режиме реального времени из интернета, но переводят их на язык произведений Ф. М. Достоевского. Людей они скорее сторонятся — им интереснее беседовать друг с другом. За речевое поведение Borgy и Bes отвечают специально обученная искусственная нейросеть и синтезированные голоса, а за хореографию их движений — система актуаторов. Художник вместе с нейроучеными и робототехниками заложил в героев инсталляции зачатки индивидуальности: как и у живых существ, у них есть потребности в общении, отдыхе, безопасности, любви. Они движутся, стремясь их удовлетворить. Роботы эмоционально реагируют на поступающую информацию: вздрагивают от травмирующих новостей и уклоняются от любопытствующих посетителей. 

Граница между искусственным разумом и человеческим стирается: эти гибридные существа одержимы демонами сетевых голосов и программных протоколов и предвещают эпоху диалога с искусственным интеллектом. 


В работах художников выставки Daemons in the machine можно выделить три основных метода:

  • Мифологизация

Томас Фойерштайн, «Куда бегут собаки», Елена Никоноле и Эрик Матрай создают новые мифологии. Томас Фойерштайн и «Куда бегут собаки» реактуализируют «Бесов» Ф. М. Достоевского и «Божественную комедию» Данте Алигьери, перенося их в мир наступившей технологической сингулярности, и разворачивают перед нами монументальные картины возможного будущего. Елена Никоноле обращается к древнегреческому театральному образу Deus ex machina: нейронная сеть становится автором нового cвященного текста, который проникает в мир через микрофоны камер слежения и подключенные к интернету принтеры.

«Куда бегут собаки» (Россия) 
Послезавтра 
Интерактивная инсталляция, 2017-2018

  • Техноценоз

Дмитрий Каварга, Джон Маккормак и ::vtol:: создают техноценозы — автономные сообщества интеллектуальных систем. Их произведения живут в своем собственном мире, присутствие человека в котором оказывается необязательным. «Поглотитель концептов» Дмитрия Каварги превращает философские тексты в абстрактные рисунки, роботы-рисовальщики Джона Маккормака строят свою экосистему и пытаются договориться друг с другом, чтобы вместе выжить, а ::vtol:: представляет кибермаму, озабоченную выживанием своих подопечных — игрушек тамагочи.

Джон Маккормак (Австралия)
Рой роботов, создающих экологические ниши 
Роботизированная инсталляция, 2018
 
  • Автоэволюция

Центральной темой третьей группы произведений Memo Akten, Егора Крафта и Жюстин Эмар становится исследование роботами окружающего мира и постепенное самоусложнение их поведения. Они живут вместе с нами: пытаются узнать и запомнить посетителей выставки, изобретают причудливые замены утраченным фрагментам древнегреческих статуй, учатся танцу и человеческой речи.

С самого рождения мы оказываемся включены не только в мир живого, но и в мир машин — глобальный техноценоз современности. Художники рефлексируют эту ситуацию и создают новые мифы. Они говорят с посетителями на языке «технэ» – объединения технологии и искусства. Вместе с единством творчества рождается и единство мира. Человек перестаёт быть «мерой всех вещей». У машин появляется своя мера – демоны, в которой они постепенно обретают автономию, а искусство провоцирует диалог между биологическими и технологическими субъектами.

Поддержать нас